От Dimas Послать личное сообщение Ответить на сообщение
К Urich Информация о пользователе
Дата 07.08.2018 08:55:32 Позвать санитаров Версия для печати
Рубрики Современность; Матчасть; Игнорировать ветку Найти в дереве

про "Кузнецов", пл и не только.

http://tass.ru/opinions/interviews/5396558

Глава "Звездочки": "научим" работать вместе новые системы "Адмирала Кузнецова"
25 июля, 9:00

Контракт на ремонт единственного российского авианосца "Адмирал Кузнецов" был заключен в апреле, а сейчас из корабля выгружают первые механизмы и комплектующие. Чтобы успеть за 2,5 года дать флагману российского флота новую жизнь, корабелы будут трудиться практически круглосуточно.

О том, что изменится на авианосце после ремонта, чем похожи "Адмирал Кузнецов" и "Викрамадитья" и какие еще корабли спешат в Северодвинск для обновления, в интервью ТАСС рассказал генеральный директор Центра судоремонта "Звездочка" Сергей Маричев.

— Сергей Юрьевич, готово ли предприятие к такому крупному заказу, как ремонт и модернизация единственного российского авианосца?

— В 2016 году "Звездочка" выполнила работы по восстановлению технической готовности авианосца, чтобы обеспечить поход корабля в Средиземное море, где состоялось его первое в истории боевое применение. Контракт выполнялся в очень сжатые сроки — в декабре перед нами поставили задачу, а уже через девять месяцев "Кузнецов" патрулировал у берегов Сирии. Этот проект дал нам не только огромный технический опыт, но, что самое важное, опыт организации работ. Вопрос о готовности "Звездочки" на повестке дня не стоит.

В середине апреля этого года был заключен контракт на ремонт и отдельные модернизационные работы, которые продлятся 2,5 года, а затем авианосцу предстоят семимесячные испытания. В первую очередь запланирован масштабный ремонт главной энергетической установки корабля, замена котлов, ремонт и восстановление главных турбозубчатых агрегатов, энергетических отсеков, оборудования турбогенераторных и дизель-генераторных установок, холодильных машин. Это очень большой и технологически сложный объем работы.

При этом мы по большому счету говорим о плавучем аэродроме. В нем нет никаких очень сложных технических решений, требующих длительных научных исследований. Это ремонт и модернизация. Но все же неправильным будет считать ремонт "Кузнецова" чем-то заурядным. В значительной степени это опытно-конструкторская работа.

Ключевой вопрос — организация взаимодействия участников. Каждый должен держаться в своем графике и не допускать его срывов.

— Каково ваше личное отношение к единственному российскому авианосцу? Что такое в вашем понимании "Адмирал Кузнецов" — красивый символ нашего флота или просто старый корабль, который пытаются хоть как-то обновить первым за четверть века ремонтом?

— Наш основной заказчик — Министерство обороны — достаточно прагматичен для того, чтобы тратить на символы колоссальные деньги. И Минобороны, и мы относимся к "Кузнецову" в первую очередь как к образцу вооружения, способному решать конкретные боевые задачи.

Безусловно, он нужен для боевого применения в районах действия флота, для сохранения непрерывной компетенции палубной авиации. Нужен, наконец, для поддержания в тонусе промышленности. Ведь каждый такой корабль соединяет в себе результаты работы сотен предприятий. У отрасли есть печальный опыт развала кооперации, с последствиями которого мы до сих пор регулярно сталкиваемся. Без таких заказов промышленность снова наступит на эти грабли, но с еще более тяжким исходом.

— Экипаж с "Кузнецова" ушел?

— Нет, экипаж по сложившейся практике останется на корабле и будет нести ответственность за непотопляемость и живучесть, обеспечивать наши работы. Сегодня внедряется практика гражданских экипажей на ремонтных кораблях, но это глубокие ремонты, когда корабль буквально "потрошится" до основания, до состояния "голый корпус". Например, как атомные подлодки 971-го проекта у нас или атомный крейсер "Адмирал Нахимов" на "Севмаше".

Экипаж "Кузнецова" продолжит нести боевую службу, будет проводить все виды корабельных тренировок.

— Моряки и рабочие друг другу не помешают?

— Нет, опыт такого сопряжения коллективов насчитывает десятки лет, практика эта урегулирована документами — инструкциями, положениями, методиками. Ни для наших работников, ни для моряков в этом нет ничего нового.

— Какие-то работы уже начались?

— Мы приступили к работам, как только был согласован график, не дожидаясь подписания контракта. Проведено дооснащение и модернизация мощностей, которые задействованы в ремонте корабля, начат выпуск технологической документации. Я поставил задачу произвести в опережение генерального графика демонтаж, выгрузку и отправку оборудования на такие предприятия, как "Кировэнергомаш", Пролетарский завод, Калужский турбинный завод. Чем раньше мы отправим оборудование соисполнителям, тем выше вероятность, что они вернут его на корабль в установленные графиком сроки. Поэтому ремонтные работы на заказе развернуты с мая в полном масштабе, в рамках полученной документации.

— "Кузнецов" будет ремонтироваться у причала 35-го судоремонтного завода (СРЗ) в Мурманске?

— Да, основной объем работ будет выполнен у причальной стенки филиала 35-й СРЗ. В определенный момент корабль будет поставлен в док для демонтажа линии валов и винтов, проведения их дефектации и ремонта, ремонта донно-бортовой арматуры, окраски подводной части корпуса. Эта операция запланирована в Росляково, в плавучем доке ПД-50.

— Предприятий-контрагентов много?

— В работе задействованы сотни предприятий-контрагентов, например СКБК — Специальное конструкторское бюро котлостроения, с которым мы сейчас заключили контракт на поставку четырех котлов авианосца для кормового машинного отделения. Котлы для носового машинно-котельного отделения уже готовятся к погрузке. Работы на энергоустановке корабля очень непростые, так как они связаны с демонтажем, выгрузкой и погрузкой крупногабаритного, тяжелого и сложного оборудования, построением технологических схем работы на корабле.

— Иными словами, придется "разворотить" полкорабля?

— Именно так, причем "разворотить" придется по науке. Работа будет производиться на плаву. Для выгрузки старого оборудования потребуется установить на взлетной палубе кран достаточно большой грузоподъемности — это дополнительная нагрузка на корпусные конструкции, в которых будут сделаны технологические вырезы. Предстоит произвести соответствующие инженерные расчеты, возможно, выполнить дополнительное усиление корпусных конструкций в зонах напряжения.

Но, повторюсь, это не "глубокая наука", а достаточно простой сопромат. Сейчас мы активно взаимодействуем с бюро-проектантом — Невским ПКБ. Ожидаем, что конструкторы как можно скорее выдадут нам схему выгрузки главных котлов. Это позволит начать выпуск технологической документации, разработку и производство оснастки без задержек.

На главную энергетическую установку придется львиная доля работ: линии вала, котлы, главные турбозубчатые агрегаты, турбогенераторные установки. Плюс ремонт основных общекорабельных систем, трубопроводов, арматуры.

— Но это ремонт, а что с модернизацией?

— Объемы ремонта большие, но достаточно понятные. Но есть пока менее понятный объем модернизационных работ, которые требуют проработки. Опыт использования кораблей в дальней морской зоне приносит новые требования к технике. И для воплощения этих требований, особенно если они связаны с установкой нового оборудования и образцов военной техники и вооружения на корабль, требуется тщательный конструкторский анализ.

Кроме того, потребуется время на изготовление этих образцов, их привязку и совмещение с другими образцами и комплексами. Это в первую очередь касается радиоэлектронного вооружения.

Процесс выглядит так: мы подготовим под эти образцы фундаменты, насыщение, электромонтажное оборудование, установим образцы, а дальше необходимо будет провести цикл испытаний, чтобы все оборудование, впервые встретившись на корабле, интегрировалось в единый работоспособный комплекс. Нам вместе с соисполнителями — разработчиками систем — придется "научить" эти системы работать вместе. Это будет большая работа специалистов пуско-наладочных и регулировочно-сдаточных работ.

— И на все про все только два года дают?

— На самом деле, этот контракт мы изначально заявляли на четыре года. Но с учетом планов командования в части боевого использования корабля мы и руководство Объединенной судостроительной корпорации приняли требование заказчика выполнить работы за 2,5 года.

— Значит ли это, что перед вами поставлены невыполнимые условия?

— Условия выполнимые, но очень сложные. Если бы это был единственный наш заказ... Есть производственная программа. Под нее рассчитывается загрузка всех цехов, нагрузка на мощности, логистика производства, распределение специалистов. Еще на предконтрактной стадии пришлось всю эту "линейку" переверстывать с учетом работ на "Кузнецове". При этом сроки по другим заказам никто, естественно, не меняет.

До подписания контракта я поручил своим работникам составить проект генерального графика ремонта, вписывающийся в сроки, заявленные Министерством обороны. Генеральный график был интегрирован в нашу производственную программу и согласован всеми контрагентами, которые привлекаются для работ на "Кузнецове". В этом проекте нет невыполнимых условий, есть риски недостаточной сроковой дисциплины отдельных исполнителей, которые ввиду отсутствия "зазоров" между технологическими циклами могут создать проблемы исполнения контракта в целом.

— Но ведь речь о ремонте "Кузнецова" шла давно.

— Конечно, речь о ремонте идет давно, но в четко выстроенных планах предприятия его до недавних пор не было. Заявленный объем работ таков, что специалистов 35-го СРЗ попросту не хватит для его выполнения. Придется отправлять в Мурманск работников головного предприятия из Северодвинска. Однозначно придется часть технологической оснастки, оборудования, машиностроительных изделий производить в Архангельской области.

Логистика представляется достаточно сложной. Даже такая простая задача, как размещение в Мурманске работников, на деле оказывается совсем непростой. В пиковый период на корабле будет работать до двух тысяч человек с большой долей командированных, и вопросом их предстоящего расселения мы занимаемся уже сейчас.

— Когда к вам придет рабочая конструкторская документация от бюро-проектанта?

— Очень надеемся, что в соответствии с утвержденными графиками. Что касается ремонтных работ, нас в первую очередь интересуют конструкторские решения относительно работ по выгрузке и погрузке основного энергетического оборудования корабля, в том числе и по технологическим вырезам. Документация поступает, но не так быстро, как нам бы хотелось.

С поставкой документации на модернизационные работы проектанту тоже следует строго придерживаться графиков, так как сроки ее поставки являются одним из критических мест всего проекта. Чтобы, например, в сентябре 2020 года монтировать тот или иной образец на корабле, конструкторскую документацию для его размещения мы должны получить за девять месяцев, то есть не позже декабря 2019 года.

— Не получится ли с ремонтом "Адмирала Кузнецова" та же история, что, например, со строительством большого десантного корабля "Иван Грен", проект которого много раз перекраивали?

— Я уверен, что заказчик достаточно ясно понимает объемы и сроки начавшихся работ и удержится от каких-то значительных корректировок технического задания. Ремонт энергоустановки и общекорабельных систем проводится в существующей схеме компоновки корабля, и тут нет пространства для радикального изменения поставленных перед нами задач.

Если же говорить о модернизации, то каждый образец нового оборудования до отправки на корабль, скорее всего, пройдет стендовые испытания, которые подтвердят соответствие его характеристик требованиям заказчика. Узкие места, безусловно, есть, но предпосылок для какого-то радикального сдвига сроков вправо допускать нельзя. Естественно, при условии, что и "Звездочка", и каждый соисполнитель выполняет свою работу в полном соответствии с принятыми на себя обязательствами.

— Но почему-то все равно выходит так, что сроки всех ремонтных и строительных работ постоянно смещаются вправо.

— Это происходит всегда, во всем мире. В этом плане наша работа ничем не отличается от работы американских, французских или английских верфей. Есть понятие "головной корабль" и есть понятие "серия". Стремиться нужно к серийности. Сначала идет головной корабль, который считается опытно-конструкторской работой. Именно на нем обкатываются все новые решения, разрешаются все проблемы, отлаживается работа всех систем и комплексов. А затем в строительство должна идти серия, строго соответствующая проекту, откорректированному на опыте головного заказа.

Все свои требования к изделию заказчик должен максимально отражать в первоначальном техническом проекте, чтобы не вносить изменения по ходу строительства.

Например, на проектах подлодок 667БДРМ и 877 "Звездочка" приблизилась к серийности. Никаких существенных подвижек вправо мы не допускаем: около трех лет на ремонт АПЛ, около двух с половиной — на дизельную лодку. И так от заказа к заказу. Результаты отдельных опытно-конструкторских работ внедряются и на этих кораблях, но без существенных изменений сроков сдачи.

В случае с запланированными на "Кузнецове" модернизационными работами мы имеем дело с "мини-ОКРами". Трудности и вопросы сопряжения систем здесь неизбежны, но их постарались учесть в графиках.

— Если говорить об индийском авианосце "Викрамадитья", созданном на "Севмаше" в ходе перестройки авианесущего крейсера "Адмирал Горшков", чем этот проект похож на "Адмирала Кузнецова"?

— Проще сказать, в чем их отличие. "Горшков" не был авианосцем в чистом виде и предназначался для базирования самолетов с укороченным взлетом. "Кузнецов" — средний авианосец с трамплином и взлетной палубой.

"Горшков" в "Викрамадитью" именно перестраивался. "Севмаш" выполнил масштабную модернизацию корпусных конструкций взлетной палубы, спонсонов (участков верхней палубы, выступающих за линию борта корабля — прим. ТАСС), сформировал трамплин. Объем корпусных работ на нем был колоссальный. Кроме того, на "Горшкове" полностью заменено насыщение, что потребовало в числе прочих работ и перепланировки внутренних помещений корабля, было заменено 100% кабельных трасс. Задача перестроить "Кузнецов" перед нами не стоит, объем корпусных работ ограничивается задачами ремонта, замена кабельных трасс будет проведена только по задефектованным участкам.

— Вы упомянули два проекта подводных лодок — 667БДРМ и 877, а подводные лодки — это основные заказы "Звездочки". Такой же тяжелый кусок хлеба?

— Сейчас предприятие выполняет работы, связанные с поддержанием технической готовности кораблей проекта 667БДРМ (шифр "Дельфин"), входящих в состав стратегических подводных ядерных сил. Надо сказать, что в новое время это был единственный проект кораблей, на котором худо-бедно, но соблюдались нормативные сроки ремонтов. Средние ремонты для этой группировки "Звездочка" выполнила в период с 1999 по 2012 год и уже в 2012-м сдала головной ракетоносец проекта "Верхотурье" после второго заводского ремонта с продлением межремонтных сроков службы, начав новый цикл ремонтов.

Как я уже говорил, на "Дельфинах" нам удалось поставить этот технологический цикл на поток, приблизиться к серийному выполнению заказов. Если сейчас оценить плановые сроки их службы, то они приближаются к 40 годам, что еще совсем недавно казалось недостижимой величиной. Могу с уверенностью сказать, что "Дельфины" еще послужат.

Основное направление нашей деятельности — поддержание морской составляющей отечественных сил ядерного сдерживания. Другой большой проект "Звездочки" — многоцелевые АПЛ 971-го проекта. Официальный шифр проекта "Щука-Б", но в жизни прижилось другое название — "Барсы", родившееся из названий севмашевских кораблей проекта: "Барс", "Пантера", "Леопард".

Предприятие заключило контракт на ремонт и модернизацию четырех кораблей 971-го проекта. Два корабля Северного флота мы сейчас ремонтируем, сроки выполнения контракта установлены, и при положительном решении вопроса по финансированию мы, безусловно, их выдержим.

Модернизация "Барсов" позволит насытить флот многоцелевыми кораблями с тактико-техническими характеристиками, близкими к показателям лодок четвертого поколения, и провести смену поколений без ущерба для устойчивости подводных сил. С новым оружием и на новой элементной базе они, я уверен, еще долгие годы прослужат флоту.

— Несколько лет назад прошла информация о том, что "Барсов" отдали "Звездочке", а модернизацией проекта 949А "Антей" займется ДВЗ "Звезда". Но "Воронеж", "Смоленск" и "Орел" ремонтировались у вас. Потянет "Звездочка" модернизацию этих кораблей?

— Мы не считаем эту работу сложной и готовы взяться за нее. Проект 949А в части энергетики и общекорабельного оборудования почти такой же, как 971-й, только немного удобнее в силу большего объема внутренних помещений, большего пространства. На многоцелевых субмаринах все расположено более компактно — это их "родовая" особенность, фирменный стиль конструкторов "Малахита".

— Все ремонтирующиеся сегодня "Звездочкой" корабли строились еще в СССР. Вопрос комплектации сегодня остро стоит? Не испытываете дефицита?

— Вопрос не в дефиците. Вопрос в сроках поставки комплектации и ее качестве. Для того чтобы вывести корабль из цеха и спустить на воду, необходимо вовремя смонтировать все оборудование. До этого необходимо его поставить, принять на склад, выполнить мероприятия входного контроля, если требуется, то и испытания на стендах, предъявить военной приемке и экипажу. Соответственно, договор с контрагентом должен быть составлен таким образом, чтобы выдержать сроки госконтракта.

— Комплектующие с Украины есть?

— Проектанты от всего этого сейчас ушли. В случае полной замены оборудования бюро-проектант просто планирует новое оборудование российского производства. Но в вопросах ремонта и сервиса кораблей, на которых это оборудование еще осталось с советских лет, трудности есть. Выкручиваемся. Ищем запасные части на складах и базах. Острота этой проблемы существенно снижается от года к году, и через некоторое время мы о ней забудем, поскольку раньше или позже модернизация охватит все корабли из боевого состава ВМФ, назначенные к дальнейшей службе.

— И про второй "приближенный к серии" проект — дизель-электрические подлодки?

— Несмотря на то что два корабля, "Калуга" и "Владикавказ", были отремонтированы для российского флота, основной объем ремонта этих лодок складывается из контрактов с иностранным заказчиком в рамках военно-технического сотрудничества.

Серийность ремонта и модернизации этих дизель-электрических подлодок полностью отлажена. Вопросы интеграции систем иностранной поставки давно урегулированы. Тот факт, что эти корабли приходят в ремонт к нам, — лучшее свидетельство удовлетворенности заказчика качеством и сроками работ. Конечно, какие-то уточнения объемов и сроков неизбежны, как и при любом другом ремонте: планируемый объем работ выясняется после проведения дефектации, а достоверный — только после демонтажа оборудования. Но это вопрос скорее стоимости работ, а не сроков.

— Будет ли возобновлена модернизация титановых АПЛ "Карп" и "Кострома"?

— Контракт на ремонт этих кораблей был заключен в 2012 году и по указанию заказчика приостановлен в 2015-м. Решения о проведении инвентаризации заказов пока не было.

С точки зрения технологии, на мой взгляд, решение было принято верное — целесообразность ремонта и модернизации титановых кораблей представляется сомнительной. Корабли эти штучные, проблемы с комплектацией неизбежны, работа с титановыми корпусными конструкциями требует специальных условий. При этом спектр задач, которые смогут решать эти корабли после модернизации, нисколько не шире тех, что будут решать те же "Барсы" и "Ясени". Объективно говоря, ремонтировать их будет дороже и сложнее, эксплуатировать и поддерживать техническую готовность — тоже, а по характеристикам корабль не будет превосходить другие проекты многоцелевых АПЛ.

— Когда флоту планируется передать океанографическое исследовательское судно "Академик Александров" и морской транспорт вооружений "Академик Макеев"?

— По контракту "Академик Александров" должен быть сдан в этом году. В принципе, работы идут по графику, но не без сложностей, поскольку в этом проекте пришлось реализовать достаточно большой объем импортозамещения.

"Макеев" должен быть сдан в 2020-м. В нем все комплектующие отечественные, но он не серийный. Строго говоря, все построенные нами четыре судна-"академика" похожи лишь внешне, а внутри все разные. И хотя к желаемой нами серийности мы здесь и не приблизились, но заказы эти интересные — дают хороший опыт кораблестроения, которого "Звездочке" с ее ремонтной специализацией долгие годы недоставало.

— В какие сроки планируется утилизировать атомный ракетный крейсер "Киров"?

— Решения по "Кирову" пока нет. Этот вопрос находится в совместной компетенции Минобороны и Росатома. Ситуация долгие годы пребывает в замороженном состоянии, несмотря на очевидную необходимость утилизировать корабль.

По своему техническому состоянию, образно говоря, он уже прошел точку невозврата. "Киров" занимает 260 метров набережной, в которой предприятие остро нуждается, и тормозит реконструкцию гидротехнических сооружений. Нам просто некуда переставить заказы и плавсредства с реконструируемых участков. Да и сама спецнабережная, где ошвартован "Киров", тоже должна реконструироваться.

— А перевести его в другое место?

— К сожалению, "Киров" перешел в ранг "недвижимости" в буквальном смысле этого слова. Корабль не мобилен, и утилизировать его корпус придется прямо там, где он ошвартован. Технические решения на его утилизацию разрабатываются, исходя из этой печальной особенности. Придется использовать специальные понтоны, поддерживающие корпус корабля на плаву. С точки зрения радиационной безопасности корабль угрозы не представляет, отработавшее топливо из его реакторов было выгружено в 2016 году, но разделка корпуса будет достаточно хлопотным делом.

Кстати, если вернуться к истории с "Кузнецовым", то, безусловно, удобнее и разумнее было бы ремонтировать корабль в Северодвинске. Но места, где бы он мог ошвартоваться, просто нет.

— Планируется ли поставить на ремонт на "Звездочку" крейсер "Варяг"?

— О планах ремонта "Варяга" надо спрашивать Министерство обороны. Технологически предприятие способно выполнить любой объем ремонтных и модернизационных работ любого корабля любого ранга. И если этот заказ вписывается в стапельное расписание, мы готовы принять, выполнить ремонт и передать заказчику в установленные контрактом сроки.

— Чем загружены филиалы центра — например, крымский Севморзавод?

— Основное направление деятельности южных филиалов — Севморзавода и 5-го СРЗ в Темрюке — это сервисное обслуживание и доковый ремонт кораблей Черноморского флота.

В 2015 году Севморзавод был принят нами в, мягко говоря, неудовлетворительном техническом состоянии. Нужно отметить, что с 1950-60-х годов его основной специализацией было строительство плавучих кранов. Сегодня не требуется масштабной модернизации производства, чтобы возродить это направление. На заводе уже выполняют контракты на строительство кранов грузоподъемностью 400 и 700 тонн для российских заказчиков. Потребность в плавкранах есть и у Министерства обороны.

Здесь мы видим достаточно емкий рынок заказов, на котором Севморзавод мог бы работать с достаточным комфортом. На мой взгляд, Севморзавод и конструкторское бюро "Коралл" могут стать центром компетенций российского плавучего краностроения, попутно занимаясь строительством других несамоходных вспомогательных плавсредств, например плавучих причалов. С таким нашим пониманием места Севморзавода в структуре отрасли согласно и руководство Объединенной судостроительной корпорации.

— А остальные филиалы? В целом загружены?

— Да, загружены. НПО "Винт" и опытный завод "Вега" входят в объединение "Центр пропульсивных систем". Это производство винторулевых колонок, движительных комплексов всех типов. Сейчас ищем заказы, работаем. Это важная, но малая толика филиальной сети. Основная загрузка идет на крупные судоремонтные заводы — "Нерпу" и 35-й СРЗ. По филиалам нужно всегда четко определять целесообразность загрузки.

Например, "Нерпа" является единственным в своем роде предприятием по ремонту подводных лодок на Кольском полуострове. Филиал освоил ремонт кораблей третьего поколения 971-го проекта, серьезно ремонтирует и частично модернизирует их. И даже может за другие проекты браться, например 671РТМК. Они же выполняют все утилизационные работы по линии Росатома.

— Атомные подлодки четвертого поколения когда будете ремонтировать?

— Чтобы легально работать с кораблями четвертого поколения, мы должны были запросить у Минобороны разрешение на получение у них или проектанта документации на эти корабли. Такое разрешение нами получено. Сейчас в стадии рассмотрения разрешение на подготовку производства к ремонту кораблей четвертого поколения. Не за горами тот момент, когда к нам придет первый такой атомоход.

Нет никаких сомнений, что ремонт "Юрия Долгорукого" должен проходить на "Звездочке". Этот корабль "набегал" тысячи миль еще в ходе испытаний, до ввода в состав флота. Да и в строю он достаточно интенсивно эксплуатировался. Поэтому ремонт его уже где-то не за горами. Когда Министерство обороны решит вывести корабль в ремонт, мы его примем.

— Когда он придет на "Звездочку"?

— А это уже вопрос к органам военного управления. Могу только сказать, что мы к этому моменту основательно подготовимся.

Беседовала Анна Юдина




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100