От Куст Послать личное сообщение Ответить на сообщение
К All Информация о пользователе Ответить по почте
Дата 04.08.2021 10:11:58 Позвать санитаров Версия для печати
Рубрики Современность; Байки; Игнорировать ветку Найти в дереве

Имена на борту БПК 1155. Кулаков

Взлеты и падения адмирала Кулакова

http://zen.me/21LPJx
По ссылке - с картинками.

После опубликования статьи об адмирале Г.И. Левченко, одна из моих читательниц задалась вопросом, а правильно ли, учитывая руководство Левченко неудачным десантом на остров Соммерс, повлекшим неоправданно большие жертвы, присваивать его имя военному кораблю. На это у меня нет однозначного ответа. Я вам лучше расскажу о Герое Советского Союза вице-адмирале Н.М. Кулакове, чье имя носит большой противолодочный корабль Северного флота. И тут я с уверенностью могу сказать, что этого не стоило бы делать.

Объясню почему. Во-первых, Кулаков был не флотоводец, а политработник, а это, возможно люди и нужные, но не настолько необходимые. И роль политорганов в Вооруженных Силах многократно преувеличена самими политработниками, чтобы оправдать собственное существование. Во-вторых, некоторые факты из биографии Кулакова ставят под сомнение, а достоин ли он того, чтобы боевой корабль ВМФ носил его имя.

Николай Михайлович Кулаков родился в 1908 г. в Тульской области, в семье рабочего. Окончил ФЗУ при Киевском паровозоремонтном заводе, работал слесарем, но вступив 1927 г. в ВКП(б), молодой коммунист стал двигаться по партийной линии. Весной 1932 г. по партнабору Кулаков, работавший к тому времени в Октябрьском райкоме партии города Ленинграда, был мобилизован в РККФ. Он стал слушателем морского факультета Военно-политической академии им. Н.Г. Толмачева, которая тогда находилась в Ленинграде. С 1933 г. по 1937 г. начальником академии был член Военного совета при наркоме обороны СССР армейский комиссар 2-го ранга Б.М. Иппо, которого расстреляют в 1937 г. А в 1938 г. Военно-политической академии присвоят имя В.И. Ленина и переведут в Москву.

Кулаков окончил академию в 1936 г. Почти всех выпускников морского факультета отправили на Тихоокеанский флот, причем предложено было ехать сразу вместе с семьями. Но как вспоминает Н.М. Кулаков в своей книге "Доверено флоту" (М.: 1985): "Я доложил, что моя семья может приехать только через год - по окончанию женой медицинского института". В управлении кадров сказали: "Ну раз так, назначим пока военкомом подлодки на Балтику, а через год поедете на Тихоокеанский флот вместе с женой-врачом". Да, душевные люди раньше работали в кадрах.

Около года Кулаков служил военкомом на подводных лодках "Щ-318" и "С-1", а через год вместо Тихоокеанского флота он был назначен, здесь же на Балтике, военкомом линкора "Марат". По штатному расписанию экипаж "Марата" составлял 1220 командиров и матросов. Весьма солидная должность для недавнего выпускника. Летом 1939 г. карьера Кулакова вновь делает резкий скачок - он становится членом Военного совета Северного флота. В своих мемуарах Кулаков называет имя человека, по чьей инициативе произошло столь высокое назначение, им оказался 2-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП (б) А. А. Кузнецов. Возможно, что и на Дальний Восток Кулаков не отправился благодаря поддержке этого партийного деятеля. В октябре 1950 г. 45-летний член Оргбюро ЦК ВКП (б) Кузнецов будет расстрелян по так называемому "Ленинградскому делу".

К октябрю 1938 г. Северный флот основательно "почистили" - было арестовано 79 "врагов народа". Список арестованных начинался с командующего флотом флагмана 1-го ранга К.И. Душенова, начальника штаба флотом капитана 1-го ранга П.С. Смирнова, члена Военного совета флота бригадного комиссара П.П. Байрачного, начальника политуправления флота бригадного комиссара П.М. Клиппа и прочих должностных лиц. Кроме того, из состава флота были уволены 24 старших и средних командира, 9 политработников, 81 младший командир и краснофлотец, а также 226 вольнонаемных. По разному сложились судьбы арестованных. Кто-то был расстрелян, как Душенов и Байрачный, кто-то на долгие годы стал узником сталинских лагерей, как Смирнов и Клипп, кто-то умер в заключении; повезло немногим - их освободили и даже восстановили на флоте.

С новым командованием Северный флот принимает участие в недолгой советско-финской войне. А уже летом 1940 г. Кулаков получает очередное назначение - членом Военного совета Черноморского флота. В августе этого же года ему присваивают звание дивизионного комиссара. Командовал Черноморским флотом флагман 1-го ранга (с 21.05.1941 г - вице-адмирал) Ф.С. Октябрьский, который до 1924 г. носил простую фамилию Иванов.

Война началась для Кулакова 22 июня 1941 г. с ночного налета немецкой авиации на Севастополь, а уже вечером этого же дня он, как заботливый семьянин, отправил свою семью в Москву. Кулаков участвовал в обороне Одессы и Севастополя. Участвовал на своем посту, воодушевляя, агитируя и воспитывая личный состав. Он пишет, что"воспитательная работа нацеливалась на обеспечение железной стойкости. Именно железной - иная нас не устраивала...Севастопольцы должны были проникнуться сознанием, что они обязаны при любых обстоятельствах стоять насмерть". Севастопольцы прониклись, но на высшее командование это не распространялось. Сам же Кулаков в двадцатых числах июня 1942 г., поняв, что город отстоять не удастся, "собрал документы, которые должны понадобиться семье, и имевшиеся у меня деньги, вложил все это в пакет и переправил с оказией в Туапсе секретарю Военного совета с просьбой переслать потом жене. А военфельдшера, направляющегося в командировку в Военно-медицинскую академию, попросил помочь моей семье, эвакуированной из Москвы в Киров, переехать на Кавказ". Тут возникают вопросы, как может простой военфельдшер, командированный в столицу, оказаться за 900 верст от нее в Кирове? И чем военфельдшер может помочь семье в плане переезда? И зачем перевозить семью из глубокого тыла на Кавказ, к которому рвутся немцы? Да и сам Кулаков, исходя из его же слов, должен был героически погибнуть, но не отступить.

Плана на эвакуацию Севастополя не было и когда стало ясно, что город не удержать, адмирал Октябрьский вместе с членами Военного совета и рядом командиров, получив разрешение, в ночь на 1 июля 1941 г. вылетел в Новороссийск с уцелевшего аэродрома близ Херсонского маяка. В Ставке считали, что остающимися в Севастополе частями будет командовать генерал-майор И.Е. Петров, но уже из Новороссийска Октябрьский доложил, что"Старшим начальником в Севастополе оставлен комдив 109 генерал-майор П.Г. Новиков, а его помощником по морской части - капитан 3-го ранга А.Д. Ильичев". И.Е. Петров со своим штабом и несколькими командирами прибыл на подводной лодке в Новороссийск. В ту же ночь из Севастополя отплыли все исправные суда, доставив на Большую землю чуть более трехсот человек, преимущественно военное руководство, партактив и членов их семей.

Генерал-майор Новиков старшим начальником оставался недолго - в ночь на 2 июля итальянский торпедный катер после короткого боя задержал сторожевой катер, на котором Новиков попытался вырваться из Севастополя. Раненый он попал в плен и в 1944 г. погиб в концлагере Флоссенбург. Два тральщика, две подводные лодки и "пять морских охотников" вывезли еще около 650 человек. Это был последний рейс. На берегу осталась брошенная армия. На катерах, шлюпках, шаландах, плотах, на всем, что было способно держаться на плаву, из смертельной ловушки удалось выбраться еще около 750 бойцам и командирам. Очень немногим удалось прорваться в горы к партизанам. Остальным достались или смерть или плен.

Фельдмаршал Манштейн в мемуарах "Утерянные победы" (Ростов н/Д: 1999) вспоминал: "...остатки Приморской армии попытались укрыться в больших пещерах, расположенных в крутых берегах Херсонесского полуострова, напрасно ожидая своей эвакуации. Когда они 4 июля сдались, только из района крайней оконечности полуострова вышло около 30 000 человек".

По данным В.В. Бешанова, автора книги "Год 1942 - "учебный" (М.: 2006), "Войска Севастопольского оборонительного района с 30 октября 1941 г. по 4 июля 1942 г. потеряли более 200 тыс. солдат и офицеров, в том числе 156880 безвозвратно...В плен попали 95 тыс. советских солдат". Выжившие в немецком плену на всю жизнь получали позорное клеймо, и любой розовощекий невоевавший кадровик презрительно цедил сквозь зубы: "Что же это, вы в плен сдались?".

Мертвые сраму не имут, а живые? Некоторые живые получили ордена. 24 июля 1942 г. Ф.С Октябрьский, И.Е. Петров, Н.М. Кулаков были награждены орденами Ленина, начальник штаба Черноморского флота И.Д. Елисеев орденом Красное Знамя. Для Кулакова это был первый орден, он был также награжден медалями "За оборону Одессы", "За оборону Севастополя", а в декабре 1942 г. из дивизионных комиссаров был переаттестован в контр-адмиралы.

После неудачной высадки десанта у Южной Озерейки вице-адмирал Октябрьский в феврале 1943 г. был награжден орденом Суворова 2-й степени, снят с должности командующего Черноморским флотом и отправлен руководить Амурской военной флотилией. Новым командующим флотом стал вице-адмирал Л.А. Владимирский, командовавший до этого эскадрой ЧФ.

В октябре 1943 г. командующий Черноморским флотом Владимирский ставит задачу произвести набег на морские коммуникации противника у южного побережья Крыма. В набег были выделены лидер эсминцев "Харьков", эсминцы "Беспощадный" и "Способный". Поход оказался неудачным, немецкой авиацией были потоплены все три корабля. Погибло несколько сот моряков, спастись удалось единицам.

В ноябре 1943 г. командующим Северо-Кавказским фронтом генералом армии И.Е. Петровым, при активном участии Черноморского флота, проводилась Керченско-Эльтигенская операция, которая, при больших потерях, не достигла своей цели. Северо-Кавказский фронт был преобразован в Приморскую армию, а генерал армии Петров за неудачные операции по освобождению Керчи в начале марта 1944 г. был снят с должности и понижен в звании до генерал-полковника. Вице-адмирал Владимирский был понижен в звании до контр-адмирала и отправлен на Балтику командовать эскадрой, а на флот вернули адмирала Октябрьского.

Пострадал и член Военного совета флота Н.М. Кулаков. Его понизили в звании до капитана 1-го ранга и в марте 1944 г. назначили начальником Высших военно-политических курсов. Уже в июле 1944 г. капитан 1-го ранга Кулаков занял должность начальника управления пропаганды и агитации Глав. ПУ ВМФ и был награжден орденом Красного Знамени со стандартной формулировкой: "За образцовое выполнение заданий командования в борьбе с немецкими оккупантами". В этом же месяце, благодаря ходатайству наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова, ему возвращают звание контр-адмирала, а в декабре 1944 г. награждают медалью "За боевые заслуги" по выслуге лет. В мае 1945 года Кулакову присваивают звание вице-адмирала, а в июле этого же года он удостаивается флотоводческого ордена Нахимова 1-й степени. В наградном листе говорится, что Кулаков "является одним из главных организаторов обороны Севастополя".

После войны Кулаков был вновь назначен на Северный флот членом Военного совета. В феврале 1946 г. наркомат ВМФ объединили с наркоматом обороны в Наркомат вооруженных сил, с марта 1946 г. Министерство вооруженных сил. Адмирал флота Н.Г. Кузнецов остался Главнокомандующим ВМФ и стал заместителем наркома (министра) вооруженных сил. С июня 1946 г. Кулаков занимает должность члена Военного Совета и заместителя Главнокомандующего ВМФ по политической части.

Тем временем над головой его начальника, адмирала флота Кузнецова, сгущались тучи. В 1946 г. Главный морской штаб проверяла инспекция под руководством маршала Л.А. Говорова. Моряков в составе инспекции не было. По результатам инспекции Кузнецов был снят с должности и назначен в Ленинград начальником Управления военно-морских учебных заведений. Новым Главкомом ВМФ стал адмирал И.С. Юмашев. Кулаков остается на прежней должности, получив в сентябре 1947 г. орден Красной Звезды за выслугу лет.

Смещение Кузнецова с поста Главкома не успокоило его недругов. По доносу заместителя начальника НТК ВМФ СССР В.И. Алферова, адмирал флота Н.Г. Кузнецов, адмиралы Л.М. Галлер и В.А. Алафузов, а также вице-адмирал Г.А. Степанов были обвинены в преклонении перед Западом и передачи союзникам в годы войны секретных материалов. "Суд чести" над четырьмя адмиралами проходил с 12 по 15 января 1948 г. Председательствовал на суде маршал Говоров, а общественным обвинителем, горя праведным гневом, выступал Кулаков, который, как вспоминал Кузнецов в книге "Крутые повороты: Из записок адмирала" (М.: 1995), "уже называя нас всякими непристойными словами, требовал как можно более строго нас наказать".

"Суд чести" не удовлетворил Сталина и делом четырех адмиралов занялась Военная коллегия Верховного Суда. В.А. Алафузова и Г.А. Степанова приговорили к десяти годам лишения свободы, Л.М. Галлера - к четырем, Н.Г. Кузнецова понизили в звании до контр-адмирала и отправили на Дальний Восток.

В декабре 1949 г. и сам Н.М. Кулаков будет освобожден от занимаемой должности и понижен в звании до контр-адмирала. Поводом к этому послужило "неудовлетворительное руководство партийно-политической работой в 8-м ВМФ". Свои должности потеряют командующий 8-м флотом вице-адмирал В.Ф. Зозуля и член ВС флота генерал-майор авиации А.Н. Филаретов. Возможно, что Главком И.С. Юмашев решил избавиться от слишком ретивого замполита, к тому же в феврале 1950 г. Министерство вооруженных сил СССР было снова разделено на Военное министерство и Военно-морское министерство. И военно-морской министр Юмашев отправляет контр-адмирала Кулакова на Черноморский флот членом Военного совета, благо там освободилась вакансия. Своего предшественника на посту члена ВС ЧФ, контр-адмирала П.Т Бондаренко, Кулаков хорошо знал, потому что в годы войны Бондаренко был начальником политуправления Черноморского флота и одновременно начальником политуправления Севастопольского оборонительного района. Но в сентябре 1949 г. Бондаренко арестуют, а в 1950 г. расстреляют.

Фото из открытого доступа.
На новой должности Кулаков вновь дорос до вице-адмирала и в августе 1953 г. получил орден Красного Знамени. Но 29 октября 1955 г. на севастопольском рейде в результате взрыва перевернулся и затонул линейный корабль Черноморского флота "Новороссийск", бывший итальянский линкор "Джулио Чезаре", доставшийся нам по репарации. Всего погибло 829 человек. Причины трагедии так до конца выяснены не были, но Н.Г. Кузнецов, к этому времени вновь дослужившийся до должности Главкома ВМФ и звания адмирала флота Советского Союза, был понижен в звании до вице-адмирала и отправлен в отставку. Командующего Черноморским флотом вице-адмирала В.А. Пархоменко понизили до контр-адмирала и назначили 1-м заместителем командующего Тихоокеанским флотом. Член Военного совета флота вице-адмирал Кулаков в третий раз был понижен в звании и в мае 1955 г. назначен начальником политотдела и заместителем по политчасти командующего Кронштадтской крепостью (Ленинградского военно-морского района). В 1958 г. контр-адмирал Кулаков, в связи с пятидесятилетием, был награжден именным оружием, а в январе 1960 г. он вновь стал вице-адмиралом. С 1961-по 1971 г. занимал должности начальника политотдела Ленинградской ВМБ и военно-морских учебных заведений г. Ленинграда.

В 1965 г. страна широко отмечала 20-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Награды сыпались, как из рога изобилия, частью они были заслуженные, а частью не совсем. Не забыли и про моряков. Указом ПВС СССР от 7 мая 1965 г. Героями Советского Союза стали адмиралы С.Г. Горшков, И.С. Исаков, Г.Н. Холостяков... и каким -то образом попал в этот список вице-адмирал Н.М. Кулаков, получивший орден Ленина и медаль "Золотая Звезда".

В феврале 1968 г., в связи с 60-летием, Кулаков получил очередной орден Красного Знамени, а в декабре 1971 г. был отправлен в отставку. Скончался он в марте 1975 г. в г. Ленинграде и похоронен на Богословском кладбище.




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100