От 2503 Ответить на сообщение
К 2503
Дата 10.12.2010 07:23:12 Найти в дереве
Рубрики Современность; Курск; Версия для печати

дополнение

>Разбор провожу по материалам статьи В.А. « О подготовке к состязаниям на Приз ГК ВМФ и о выполнении Призовой атаки» - (орфография сохранена- авт.).
> О.М. Фалеев, заместитель командующего 1 флотилии пл. Он же «дал рекомендацию» командиру К-244 капитану 1 ранга В.А. «стрелять в сторону берега», то есть фактически раскрыл командиру АПЛ генеральный курс и направление движения ОБК. Разве в своем документальном исследовании я не о таком упрощении боевой учебы говорил?

У В.А.: «заместитель командующего контр-адмирал О.М.Фалеев. Он вызвал меня, выслушал мой краткий доклад о ходе подготовки к выходу в море и сказал, что желательно стрелять в сторону берега, чтобы не растерять торпеды и не получить за это претензии «судей». Я обещал постараться исполнить это пожелание.»
Ну и где здесь «разглашение»?!?!?

>Хвалясь тем, что при учебе дополнительно выполнил на ПУТС (прибор управления торпедной стрельбой) «Брест» более сотни тренировок, он тем самым утверждает, что готовил себя не к должности командира подводной лодки, а к должности старшины команды торпедных электриков (СКТЭ), который обслуживает ПУТС. Опытный мичман, СКТЭ даст командиру ПЛ рекомендации на какой курс ложится ПЛ, чтобы откорректировать дистанцию до противника, его курс и скорость. Командир ПЛ должен заниматься тактикой морского боя. А вот тактического мастерства у В.А. нет.

Абсолютно безграмотное заявление. Складывается впечатление, что некий толковый старшина команды электриков БЧ-3, обслуживавший ПУТС, выдавал в свое время рекомендации по маневрированию в бою самому Рязанцеву, который в это время видимо «занимался тактикой морского боя». Что он под этим понимал в данном случае, правда, совсем непонятно.
В связи с отсутствием на АПЛ пр.671РТМ (и других ПЛ того времени) трактов пассивного определения дистанции и высокой чувствительности результатов применения торпедного оружия к точности выработки данных по цели, обеспечить эффективное применение оружия можно было только создав условия для точного определения КПДЦ своим маневром. Поэтому большое внимание к этому вопросу со стороны командира АПЛ пр. 671РТМ вполне естественно.
Подобное выполняемому В.А. на тренажере «Бреста» делается и сегодня, например, на специальной компьютерной программе (очень полезной) с целью отработать методику корректуры КПДЦ, особенно по сложно маневрирующей цели

>В.А. не имеет понятия о различиях в противолодочном и противоторпедном тактических зигзагах. Противолодочный тактический зигзаг ОБК применяют в районах опасных от подводных лодок. Для этого ОБК меняет генеральный курс, полосу и направление своего движения. По условиям учебных боевых стрельб, ОБК не может изменить генеральный курс или полосу движения, даже если и обнаружит атакующую ПЛ. ОБК обязан пройти через район действия подводной лодки. Если ОБК сменит полосу движения или генеральный курс, подводная лодка не выполнит боевое упражнение. Из назначенного района ей запрещено выходить.

Здесь вопрос вот в чем.
Есть, скажем так «классические», достаточно простые, противолодочный и противоторпедные зигзаги – на которых учат наши КБР, порой работая на них в море (что в значительной степени есть халтура)
Однако, если взять зигзаги наших «вероятных друзей», особенно «хитрые», с крайне сложным маневрированием, то четко разделить противоторпедный и противолодочный зигзаг становится затруднительно, особенно на борту ПЛ – т.е. становится сложно с необходимой точностью определить генеральный курс цели. «Классические» правила для этого не работают.

>Противоторпедный тактический зигзаг ОБК выполняют после обнаружения ПЛ, если невозможно обойти район их действия или невозможно сменить генеральный курс.

Не соответствует действительности.
Вообще вопрос здесь тонкий – эффективность и целесообразность торпедного зигзага для нас сомнительна, т.к. во многих случаях его применение будет только повышать эффективность торпед противника.
В то же время для ВМС США и НАТО противоторпедный зигзаг – одно из наиболее эффективных средств против наших торпед с наведением по кильватерному следу.
Дело это они очень любили, ими были разработаны весьма эффективные зигзаги, значительно снижавшие эффективность наших торпед (не имевших в большинстве телеуправления).
Складывается впечатление что г.Рязанцев просто … «забыл» (или слабо знал) «вероятного противника»

>ОБК на той состязательной стрельбе в 1987 году не мог идти так, как это определил В.А. Он шел противоторпедным тактическим зигзагом и генеральный курс не менял.

Да, по условиям боевого упражнения ОБК ВОЗМОЖНО генеральный курс не менял, хотя вопрос этот спорный и зависит в т.ч. от ширины полосы его движения.
Однако на ПЛ, в случае сложного противоторпедного зигзага, вполне возможно, не могли определить точный генеральный курс и назначали его по группам отдельных галсов противоторпедного зигзага.
Грехов при выполнении боевых упражнений хватает (и главный здесь – диктат «плана БП»!). В т.ч. иногда бывает и наличие на ПЛ заблаговременной информации по маневрированию цели. Однако с такой «информацией» порой случаются казусы.
Доводилось слышать рассказ командира АПЛ который «заранее был оповещен», с учетом этой информации был проведен большой объем тренировок КБР-Т … Однако в море старший на борту «надводников» пошел совершенно иначе, с использованием одного их самых хитрых НАТОвских зигзагов.
Лодка в итоге в атаку вышла, с наведением нескольких торпед (спасибо Обнинску!), однако весь КБР получил сильнейший стресс (Командир дословно: «Взмок до тапок») пока разобрался и адаптировался к реальной обстановке …

>В-третьих, В.А. не использовал при атаке тактических характеристик дальноходных торпед 65-76. Этими торпедами стреляют с дальних дистанций по определенному генеральному курсу и скорости ОБК, а не по частному курсу, как это сделал командир К-244.

Что бы так судить нужно знать фактическое маневрирование цели в ходе атаки. В статье В.А. информации об этом немного.
В целом ряде случаев для случая «сложного зигзага» стрелять по генеральному курсу – заведомо отправлять торпеды в «молоко».

>В.А. выполнил атаку ОБК этой торпедой с близкой дистанции и по определенному частному курсу, поэтому и промахнулся.

Учитывая мизер информации в статье – заявление достаточно необоснованное.
Некоторая прикидка по минимальному интервалу между 2 и 3 залпами - что позволяет судить о дистанции до главной цели, медианам залпа и некоторым ограничениям соответствующих РЭС говорит о том что дистанция 1 залпа существенно больше чем «ближняя».

>Из-за потери тактической обстановки ордер ОБК «наехал» на АПЛ, а главная цель ОБК прошла над подводной лодкой.

Соответствующие ограничения не позволили В.А. детально описать суть и смысл маневра (хорошо отработанного на 33 дпл) – хороший вопрос – стоило ли об этом вообще писать?

>В боевых условиях при таком маневрировании подводная лодка давно бы была уничтожена. Дальше атака развивалась вообще фантастически. Командир АПЛ В.А. занял позицию для атаки главной цели под кораблем охранения. При этом ссылается на опыт Великой Отечественной войны, когда тихоходные дизельные подводные лодки маневрировали так, чтобы на острых носовых курсовых углах «поднырнуть» под корабль охранения и прорваться к главной цели. В.А. такой тактический прием применяет на современной атомной подводной лодке, которая имеет преимущество в скорости хода, в средствах гидроакустики перед надводными кораблями СССР.

В целом ряде случаев – ДА!
Более того – несколько странно слышать такие заявления от в-а Рязанцева, т.к. он не мог не знать подробности некоторых «околоподобных» случаев, однако уже с участием «юэс нэви», в которых мы вдули им по полной.
Естественно это не «боевой опыт» ВОВ, и это опыт «холодной войны», причем в целом ряде случаев весьма успешный. Однако – подробностей не будет.

>Допустимо ли в современном морском бою, на современной АПЛ так действовать? Нет, и еще раз нет. В современном морском бою, когда противолодочные корабли и авиация вероятного противника обнаруживает подводные лодки с высокой вероятностью на больших дистанциях, кто бы позволил командиру АПЛ занять позицию для атаки главной цели противника под кораблем охранения?

Не только допустимо, но и целесообразно. При наличии и учете соответствующих условий, естественно.
>В современном морском бою надо с боем прорывать ближнее охранение главной цели, т.е. вначале уничтожать корабль охранения, а потом - главную цель.

Я только процитирую одного из моих учителей, опытного и матерого противолодочника, много лет командовавшего КПУГами:
«И если они (подводники) все-таки смогли скрытно атаковать мой КПУГ, и из под одного из кораблей начали вылетать «ракетки», то я уже практически знаю где находится эта ПЛ».

Все зависит от условий.








Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100